logo logo
Сообщество робототехников

Будут ли в будущем исключительно роботы праздновать День труда?

Робот, работа, робототехника, будущее
Вторник, 9 Сентября 2014, в 14:49
Мнение

Как раз ко Дню труда, в самый разгар летнего сезона, New York Times сообщила: «Эксперты ресторанного бизнеса предсказывают, что рестораны быстрого питания будут подвергаться технологической революции в ближайшие несколько лет, вследствие чего на кухнях появится большее роботов и других трудосберегающих устройств».

Эта история началась 24 августа 1988 года, задолго до рождения поколения двухтысячных, которые составляют большой процент рабочей силы сегодня.

Напоминаем, что корпорация «Google» была основана в 1998, а Boston Dynamics запущена в 1992 году. Последняя, для тех, кто не разбирается в робототехнике, это компания, которая спроектировала и построила, вероятно, первого в мире антропоморфного робота из научно-фантастических рассказов, это компания, которую Google в 2013 году выкупила вместе с семью другими компаниями в сфере робототехники.

Тезис о том, что роботы и автоматизация забирают наши  рабочие места, остается актуальным,  особенно в свете кризиса, и, учитывая состояние современных технологий. Соответственно, многие избитые сюжет по-прежнему  встречаются в новостях. В августе этого года, например, мы слышали историю о роботизированном работнике фаст фуда, а также о роботе - коридорном, который доставляет постояльцам необходимые вещи в отеле «Starwood» в Купертино, штат Калифорния (где же еще?).

Мрачный рассказ NBC о девяти рабочих местах (аптекарь, адвокат, водитель, спортивный обозреватель, спасатель, продавец, солдат, няня и астронавт), которые будут ассимилированы роботами, еще более драматизирует ситуацию.  Но авторы несколько лукавят - отряд астронавтов никогда не был основным источником занятости. Тем не менее, список NBC отличается от аналогичных списков десятилетий давности, так как включает в себя офисных  работников (юрист, фармацевт, писатель). Можно ожидать, что в следующих списках мы увидим намного больше рабочих мест из области здравоохранения, и не только в сфере услуг, но и профессионалов, благодаря пересечению возникающих технологий и сокращению расходов согласно Закону о доступном медицинском обслуживании. Роботы, впервые, угрожают «умственным работникам».

Однако в отличие от 1988 года, роботы, которые в настоящее время становится угрозой для количества рабочих мест,  не научно-фантастические андроиды, а алгоритмы. И на самом деле, они уже наступают.

Программное обеспечение замещает не только механический труд (автоматизированные станки, промышленные роботы и т.д.), но постепенно и умственную работу. Например, компьютер полностью поглотил рутинную работу в области бухгалтерского учета. Точно так же, как процессор для обработки текстов выполняет когда-то обширную секретарскую работу.

Однако сегодня алгоритмы - как в виде программного обеспечения, приложений, аналитики, так и Больших Данных, вошли в совершенно новый этап касательно масштаба и способностей. Адвокаты, со своей стороны, уже заметили вторжение, а некоторые опасаются, что алгоритмы будут уничтожать традиционную структуру и размер юридической профессии. Программное обеспечение автоматизирует эффективно и дешево  большую часть механического интеллектуального труда, а также некоторые виды аналитической работы, которая всегда занимала центральное место в юридической практике. Именно здесь "роботы" наступают: в каждой профессии. Эти новые роботы являются виртуальными, скрытыми внутри компьютеров.

Насколько восприимчивы рабочие места к компьютеризации является вопросом, который сейчас у всех на устах. Исследовательский проект Оксфордского университета упорядочил 702 рабочих мест по степени  вероятности, что они будут автоматизированы в ближайшее время. Так и хочется сделать вывод, что причина, по которой интернет сообщество в настоящее время настолько обеспокоено автоматизацией состоит в том, что роботы охотятся на их рабочие места, а не только на места работников фаст фудов или разнорабочих со времен старой промышленной революции.

В августе Исследовательский центр «Pew» обнародовал опрос 1 896 специалистов, которые разделяют один ключевой вывод, предусматривающий «будущее, в котором роботы и цифровые агенты заместили  значительное число рабочих и служащих». Но мнения экспертов разделились касательно вопроса, который горячо обсуждается в научных кругах и лежит в основе государственной политики. Роботы и автоматизация являются создателями или убийцами рабочих мест? По словам одного из экспертов, Винта Серфа (центральная фигура в создании Интернета, а теперь и Google Интернета): «Исторически сложилось так, что технологии создавали больше рабочих мест, чем разрушали, и нет никаких оснований думать, что в данном случае все будет иначе».

Все эти разговоры о роботах, которые забирают рабочие места, начинаются во время летнего продолжающегося недовольства касательно  неполной занятости в Америке. В то время как статистические методы отслеживания, используемые государством, показывают, что уровень  безработицы упал ниже кризисного уровня за последние шесть лет, основные факты остаются неутешными. Измерение уровня безработицы не делает различий между хорошей работой и неполной занятостью, или что еще более важно, между полным рабочим днем и неполным рабочим днем. Но Бюро статистики труда (BLS) отслеживает эту основополагающую статистику, даже если она редко попадает в заголовки газет.

В июне этого года, например, когда в США добавилось 288 тыс. новых рабочих мест, основные цифры показывают, что занятость увеличилась на 1 млн. человек, работающих неполный рабочий день. Посчитайте: это обозначает, что много существующих рабочих мест преобразуется на неполный рабочий день. Общая цифра  в этой категории теперь составляет 27 миллионов. По состоянию на июнь, данные BLS показывают, что почти вдвое больше американцев "непреднамеренно" работают неполный рабочий день по сравнению с уровнем докризисного 2007 года. Большинство людей уже знают об этом, и не благодаря данным BLS, а потому, что одним из восьми взрослых безработный, частично занятый или работающих неполный рабочий день, в некотором роде проблема затрагивает почти всех.

Многие эксперты опасаются, что нынешнее состояние дел является "новым нормальным состоянием", что увеличение технологически ориентированной производительности будет поддерживать экономический рост, но без значительного роста числа рабочих мест. Корпорации выигрывают, работники проигрывают. Этот вопрос, скорее всего, оживить избирателей больше, чем любой другой на следующих выборах.

Политики стремятся избежать ответственности за мрачное состояние занятости в Америке. У них есть простое решение: обвинять инженеров и корпорации во всей этой новой автоматизации. Не только старые корпорации, которые автоматизируются в течение столетия, такие как GM и Procter & Gamble, но и детища Силиконовой Долины тоже - Apple, Google, и Uber - все чаще появляются в этом списке.

Но отложим политику в сторону, когда дело доходит до основных вопросов технологии, нам известны три вещи.

Во-первых, роботы наступают. Я уже не говорю о самоуправляемых автомобилях или автоматизированных работниках фаст фудов. Такие виды машин неуклонно прогрессирует в течение многих десятилетий, и станут гораздо более распространенными, в основном благодаря снижению стоимости базовых технологий. И я не говорю о роботах, которые могут ходить и разговаривать. Практические автономные человекообразные роботы общего назначения по-прежнему остаются за пределами сегодняшнего состояния техники. Большинство людей не беспокоит перспектива сидеть рядом с роботом в зале ожидания при подаче заявления на работу.

Юристы и другие специалисты не потеряют свои рабочие места на пользу ходячих автоматов, а, как отмечалось ранее, на пользу алгоритмов. Машинный «интеллект» может получать факты, анализировать информацию и составлять рекомендации, касающиеся инженерии, права, медицины, и даже политической деятельности. Тем не менее, Винт Серф прав. История показывает, что новые технологии не приводят к постоянной «новой норме» высокого уровня безработицы. (Серф был также прав, когда говорил почти два десятилетия назад, что Интернет не приведет, как многие утверждали, к снижению, но к увеличению путешествий). Следующий график иллюстрирует, что произошло с занятостью в условиях радикальных, всепроникающих, и массивных технологических изменений за последние 120 лет. За это время уровень безработицы в США изменился на удивление не значительно. Если бы технологии постоянно забирали рабочие места, то кривая на графике должна постоянно расти, а  большинство американцев сидели бы сейчас дома, играли в  видеоигры на правительственное пособие по безработице.

Уровень безработицы в США  с 1890 по 2014 год

Источники данных: 1890-1940 данные Ромер (1986), 1940-2014 данные Бюро статистики труда

Вместо этого, произошло три крупных всплеска безработицы, все вызванные финансистами, а не инженерами: железнодорожный и банковский кризис во время Паники 1893 года, банковский кризис во время Великой депрессии, и, наконец, Великая рецессия, также вытекающая вследствие банкротства банков.

Нам говорят, что на этот раз все иначе; что технология ведет к более радикальным изменениям. Возможно. Но часть этого восприятия является потерей исторического контекста и перспективы, а также отсутствие изумления от вчерашних технологий. Мы больше не в восторге от поезда, который едет с невероятной скоростью в 60 миль в час. Или от самолета, который пересекает Атлантический океан с 300 пассажирами на борту. Или от телеграфных кабелей, которые делают возможной передачу данных со скоростью света. С 1890 года мы наблюдаем глубокие изменения технологий; и мы воспринимаем их как само собой разумеющееся. Легко забыть, что 1890 был буквально, не в переносном смысле, прошлым веком.

Такой технологический прогресс стимулировал производительность, рост экономики, и создание рабочих мест - новых видов рабочих мест. Никто в 1914 году, когда половина Америки жила на фермах, не мог себе представить виды работ, которые существовали уже в 1964 году - например, те, что связаны с радио и телевидением и электронными средствами массовой информации. Точно так же никто в 1964 году не предполагал о возможности существования компаний и рабочих мест, которые возникли в 2014 году - например, индустрия программного обеспечения, которая оценивается в $ 300 млрд. и обеспечивает работой множество народа. В 1964 году в Бюро переписи населения США даже не было такой категории как «Программное обеспечение». Кроме того, только часть занятых в софтверных компаний являются программистами; аналогично индустрии радио и телевиденья, где только часть работников имеют отношение к электротехнике. Во всех секторах, будь то программное обеспечения, информационные технологий, или легкая промышленность, большинство сотрудников необходимы для офисных функций, управления, продаж и работы с клиентами. Такие рабочие места  являются общими для всех индустрий.

Но, ни одно из вышеупомянутых мнений не изменяет тот упрямый факт, что технологическая производительность оставляет  некоторых, иногда многих, людей без работы. В краткосрочной перспективе, Луддиты правы.

Но лучше всех это знакомо фермерам. Автоматические уборочные машины, которые приводились в действие с помощью лошадей, значительно упростили человеческий труд. А с появлением  комбайнов с двигателями, отпала необходимость в лошадях. Сегодня сельскохозяйственная техника и технологии постоянно и неумолимо создают большую производительность, и привлекают малое количество работников в сельском хозяйстве. Процент  фермеров в США  резко снизился с 80 до 2. Фермеры сейчас привыкли к этой траектории развития технологии, в отличие от адвокатов и других специалистов.

Но тенденция, которая началась почти ровно 200 лет назад, продолжается. Когда Луддиты начали разбивать автоматизированные ткацкие станки, те ручные ткачи потерли свои рабочие места на пользу автоматизации. И новые рабочие места не обязательно создавались за короткое время, и не всегда были открыты для безработных.

Достаточно просто сказать потерявшему работу человеку, что общество набирает высокий уровень занятости. Оставив в стороне социальные и моральные вопросы, даже если проигравшие остаются в меньшинстве, они могут быть мощной политической силой, и тревожным примером для других граждан, которые опасаются, что их рабочие места находятся следующие на очереди.

Эксперты, опрошенные исследовательским центром «Pew», аналогичным образом обеспокоены краткосрочным перемещением работников. Признавая важность более высокого уровня образования и профессиональной подготовки, они «обеспокоены тем, что школы не готовят студентов с технологическими навыками, необходимыми для новых видов работ» Такие опасения являются вполне обоснованными. Но доказательства того, что Америка не воспитывает инженеров и ученых университетского уровня, в лучшем случае, сомнительны. В любом случае, инженеры не являются главной проблемой; они составляют лишь 5 процентов рабочей силы. Мы должны быть обеспокоены касательно оставшихся 95 процентов. Неудивительно, что политики нацелились на переподготовку и переобучение уволенных работников для замещения ими «новых рабочих мест», которые, как ожидается, скоро возникнут. Но есть веские доказательства, что центральные бюрократические программы по переучиванию уволенных работников не выполняют поставленных целей.

Рассмотрим, в качестве примера, еще одну статью в New York Times, опубликованную в августе этого года. The Times детально рассматривает плачевные итоги работы подготовительных учреждений посредствам федерального Закона об инвестициях в трудовые ресурсы, который был принят  большинством в 1998 году (когда на рынок вышли первые технические компании), а в 2009 повторно санкционирован и расширен. Эта программа, как и большинство всего, что идет из Вашингтона, требовала миллиарды и миллиарды долларов. Хотя статья в the Times  сосредоточена в основном на злоупотреблении некоторыми частными учебными заведениями, которые возникли в ответ на поток федерального и государственного финансирования переподготовки кадров, мы нашли в статье нескольких скрытых ключевых факторов:

  • Большинство федеральных и государственных органов не имеют данных о программах, в том числе, скольким студентам программа помогла найти подходящую работу в течение последних 15 лет.
  • Южная Каролина, которая проанализировала эти данные, установила, что число  «уволенных рабочих», которые нашли новые рабочие места,  было по сути одинаковое, не зависимо от того, проходили ли они переподготовку или нет.
  • Независимые научные исследования нашли мало, если вообще нашли, доказательств того, что Закон об инвестициях в трудовые ресурсы работает эффективно.

Если оставить в стороне старую истину, которая гласит, что невозможно улучшить то, что вы не потрудились измерить, то один ключ к пониманию того, почему такие программы неуспешны, заключается в том, что тем, кто интересуется переподготовкой, предоставляют список с названиями должностей, которые согласно Министерства труда, пользуются большим спросом, а также список колледжей, предлагающих соответствующий  государственный сертифицированный  курс переподготовки. По-видимому, впервые в истории человечества, чиновники знают, какое будущее создают технологии.

Но большинство таких программ являются политической неизбежностью. И если та же структура и прецеденты будут соблюдаться, то они тоже также обречены на провал. Создание программы по переподготовке требует не только финансовый капитал, но, что более важно, политический капитал, так необходимый для создания чего-то более существенного.

Что делать? Должны ли мы способствовать тому, чтобы большинство школьников изучали программирование, а остальные приобретали навыки, необходимые для ухода за будущими виртуальными роботами?

Проблема не в том, что чиновники не могут предсказывать будущее, а в том, что никто не может. Ближе всего, как правило, философы, драматурги, такие как Карел Чапек, и писатели-фантасты, такие как Айзек Азимов. (Чапек, в своей пьесе от 1920года, «Россумские Универсальные Роботы»  придумал слово «робот», в то время как Азимов, крестный отцом современной концепции роботов, создал слово «робототехника» в 1941 году, чтобы определить дисциплину).

В целях улучшения неизбежного разрушения, которое приносит прогресс, политики должны выйти из игры в догадки и позволить миллионам различных частных предприятий взять на себя основную ответственность, как за создание новых рабочих мест, так и за переподготовку сотрудников  по мере необходимости. Правительство, со своей стороны, должно думать о стимулировании роста числа рабочих мест. Создание рабочих мест происходит тогда, когда растет экономика в результате расширяющегося частного сектора, и особенно в результате распространения малого бизнеса, стартапов и предпринимателей. Само собой разумеется, что самое главное, что может сделать правительство, является создание условий, способствующих ускорению роста частного сектора и формированию новых предприятий. Для этого существуют два политических действия: сократить налоги на предпринимательскую деятельность и устранить препятствия на пути образования малого бизнеса.

Когда-то в США применялась самая низкая ставка корпоративного налога среди развитых стран мира, а теперь самая высокая. Согласно старой и верной пословицы, если вы хотите что-то уменьшить, обложите его налогом. Быстро растущие предприятия не только предоставляют рабочие места, но они также могут и обучать своих сотрудников. Если политики вынуждены ускорить или расширить переподготовку, наиболее эффективным инструментом является создание стимулов для частного сектора. Потребности рынка слишком разнообразны и изменчивы для центрального управления или для чиновников, чтобы они угадывали направление переподготовки, необходимое сотням тысяч компаний. Но если мы запустим новые государственно-частные инициативы и партнерства для профессиональной подготовки, в нашу эпоху «больших данных», давайте на этот раз проанализируем данные, чтобы выяснить, что работает эффективно. (Может быть, виртуальные роботы могут заменить некоторых из чиновников, которые в настоящее время, не справляются с этой работой).

Федеральное правительство должно также дать налоговые каникулы для репатриации иностранного капитала обратно в Америку. Объедините это с уменьшением корпоративного налога, и мы не будем беспокоиться по поводу «налоговых инверсий» - американские компании перерегистрируются за границей, чтобы избежать штрафных налоговых ставок США; вместо этого, мы будем управлять потоком иностранных предприятий, входящих в Соединенные Штаты.

Что касается новых предприятий, хотя Америка и считается  землей предпринимателей еще с 1776 года, сейчас она начинает терять этот статус. По данным нового исследования Института Брукингса, за последние три десятилетия доля стартапов среди всех предприятий упала с 15 до 8 процентов. Как отметил экономист Роберт Самуэльсон в этом месяце в Washington Postcolumn, это снижение делает серьезный ущерб в создании новых рабочих мест и производительности. Самуэльсон приводит мнения  экспертов, которые озадачены трендом, но полагают, что это является результатом «кумулятивного эффекта норм». И GM и Google создавались как небольшие компании. Правительство не имеет ничего общего с созданием продуктов, которые превратили эти компании в империи. Но правительство может задушить надежды будущих стартапов на прогресс.

Что можно сказать об образном выражении, которое гласит, что в этот раз все иначе? Недавняя видео история Quartz позволяет судить о том, что «мы прошли через экономические революции, но революция роботов отличается». Она предупреждает, что скоро мы столкнемся с будущим, когда большая часть населения будет нетрудоспособной не по собственной вине.

Революция виртуальных роботов отличается не только тем, что рабочие места будут замещены в краткосрочной перспективе, но и тем, что роботы (или алгоритмы) будут делать что-то другое. Они будут усиливать, а не разрушить многое из того, что делали люди. В то время как автомобиль заменил лошадь, необходимость в прогулках не отпала. Автомобили увеличили средние расстояние, которое проходит человек в год,  в десять раз. Виртуальные роботы заменят интеллектуальные виды работ,  подобно тому примеру с лошадью, и, соответственно, мы увидим в свое время десятикратный рост интеллектуального «расстояния», которое проходит в среднем «рабочий» - и это касается не только программистов и поколения двухтысячных.

Игра в шахматы иллюстрирует эту взаимодополняемость между людьми и виртуальными роботами. Один из первых случаев, когда компьютер окончательно переиграла человека в психиатрической задаче, произошел  11 мая 1997 года, когда Big Blue компании «IBM» победил чемпиона мира Гарри Каспарова. Сегодня алгоритмы в вашем Ipad регулярно побеждают гроссмейстера. Что мы узнали с 1997 года, это то, о чем написал Каспаров: человеческое существо, используя шахматно-игровую программу в качестве ассистента, в сущности, объединившись с виртуальным роботом, являет собой комбинацию, которая бьет лучше любого суперкомпьютера.

 

Эта взаимозависимость также процветает на фронте ручного труда. (Многое по-прежнему требует ручной сборки; просто спросите Apple, почему Iphones собираются в Китае). Бостонская компания «Rethink Robotics», например, сделала ставку на конвейерного робота общего назначения «Бакстера» (в отличие от одноцелевых промышленных роботов). Алгоритм «Бакстера» позволяет ему работать вместе с людьми, а также обучать и переучивать себя по средствам наблюдения, а затем помогать своему компаньону работнику. Командная работа всегда сильнее. Компания утверждает, что, до сих пор, производители, использующие «Бакстер», не заменяли работников, но, скорее, становились гораздо более конкурентоспособными, даже до такой степени, что производственные задачи возвращались в Америку. И компания «Rethink» не одинока при соблюдении этой новой модели.

Те, кто не верят в утопии, могут быть правы на счет пресловутого восстания машин, но, наверняка, их прогнозы будут так же  точны, как и прогнозы мальтузианцев, которые всегда думают о том, что у них заканчивается сырье, еда и горючее. Если история и дает нам уроки, то их суть в том, что мы готовы к еще одному экономическому и трудовому буму. Мы просто должны поработать над тем, чтобы политики не стояли у нас на пути.

рейтинг

1196

просмотров

0

комментариев

порекомендовать друзьям

комментарии

Нет комментариев

Гость

Дорогие друзья! Помните, что администрация сайта будет удалять:

  • Комментарии с грубой и ненормативной лексикой
  • Прямые или косвенные оскорбления героя поста или читателей
  • Короткие оценочные комментарии ("ужасно", "класс", "отстой")
  • Комментарии, разжигающие национальную и социальную рознь